Новости

Шестая годовщина массовых расстрелов на Майдане

Шесть лет назад на Майдане происходили самые кровавые события Революции Достоинства. Её участники проводили марш “Мирное наступление”. Чтобы разогнать людей, милиция начала использовать слезоточивый газ, и бросать светошумовые гранаты. Тогда начались массовые расстрелы участников акции, передаёт Информ-UA.

Сергей Карноза – участник Революции Достоинства. Стоял на днепровском Майдане, а также часто ездил в Киев.

Шестая годовщина массовых расстрелов на Майдане

Я был на Майдане и в Днепре, и в Киеве. На днепровском Майдане я был почти каждый день, когда был в городе. А в Киеве я был 45 суток, если посчитать в целом. Приезжал раз в неделю на выходные, бывало, что и неделю подряд мог себе позволить. Первый раз я попал случайно, меня пригласила политическая партия. Так как партия есть, а людей в ней нет. И когда начались два Майдана. Второй, так называемый партийный, был на Европейской площади, возле Украинского дома. Партии нужно было собрать там массовку, а своих людей не было, то пригласили меня как активиста. Ну вот так мы и поехали первый раз, походили там, посмотрели, что ничего особо интересного там не было.

Ситуация изменилась после того, как образовался единый Майдан, рассказывает Сергей:

Я взял своих товарищей, сели в мою машину, и поехали. Мы были там в тот день, когда побили студентов. Когда начались настоящие события, которые подняли всю страну. В этот день, изначально, тоже было там весело, интересно. Сцена, выступления, много людей. И мы всё ждали, а что же будет дальше. И как-то так странно произошло, что под вечер пришли политики, выступили, потом сказали, что всё, расходимся, сообщили о дате следующей встречи. Собрали сцену, люди разошлись, там осталось человек 200, и это всё была молодёжь. Насколько я понимаю, это были люди, которым негде было ночевать, они просто ждали свой поезд. Они никакого сопротивления не оказывали, никакой опасности собой не представляли. Мы так посмотрели, что если там ничего серьёзного не происходит, то мы поедем домой. И вот когда уже подъезжали к Днепру, то по радио услышали, что там произошло что-то страшное, что там кровь, что там людей калечат. И мы поняли, что нужно возвращаться. Мы решили, что приедем домой, подготовимся, посмотрим новости, что там происходит, и будем решать, что делать дальше.

Общественная организация “Кодацкая паланка войска запорожского низового”, членом которого является Сергей, устроила собрание в Днепре, на котором обсуждали дальнейшие действия:

Это такая специфическая казацкая организация. Наш город находится на территории, на которой 300 лет назад была Кодацкая паланка. И вот мы собрались, провели в организации собрание, и решили, что нужно ехать на Майдан. Там как раз уже начало собираться много людей, после того, как были побиты дети. Начали происходить действительно такие революционные события. С нашей организации на Майдан поехало около 10 человек. Наша организация стала основой 4-ой сотни самообороны Майдана. Это достаточно известная казацкая сотня. Мы держали вход со стороны Крещатика. От первого и до последнего дня наша организация была там. Наши казаки были последними, кто ушёл с Майдана. Уже когда там сгребали палатки, убирали баррикады, то наши ушли с Майдана, но остались на Трухановом острове. Потому что мы понимали, что мы не добились того, что хотели. Власть не изменилась. Поменялись какие-то лица, но принципиально она не изменилась.

Страшные и кровавые дни Майдане навсегда останутся в памяти у Сергея Карнозы:

Стояли машины, и в один момент они начинают гореть. Кто-то бросает бутылку, и мгновенно взрывается бензобак, начинает всё гореть. Это была настоящая война. В нашей сотне был казак Гаврилюк, его раздели, били. Пытали, его сильно забили, он потерял сознание, его отвезли в больницу, она уже была настолько забитая, что его положили в коридоре. Там он пришёл в себя, понял, что нужно бежать. Его дали на себя что-то набросить, так как он был в одних трусах. И он пешком, босиком бежал на Майдан. А сколько людей там погибло… Майдан – это же площадь. А ведь люди двигались, выходили оттуда. Было много случаев, когда людей просто отлавливали, убивали, и о них никто не знает. Это война, и она вот такая жестокая.

Когда они увидели, что на Майдане уже не могут ничего сделать, то большая часть сотни пошла на войну.

Кто-то пошёл в добровольческие подразделения, кто-то в состав Вооружённых сил Украины, мы продолжили свою борьбу уже на войне. Что же касается Майдана, то у меня осталось такое впечатление, что это было в моей жизни наиболее светлым эпизодом. Потому что на Майдане собрались лучшие люди со всей Украины. Это была война за независимость украинского народа. Это был пассионарий. Как говорят, что у каждого народа есть несколько процентов людей, которые способны двигать страну вперёд.

– рассказывает Сергей Карноза. 

Основная же масса людей, считает Сергей, просто обыватели:

Это люди, которые хотят жить так, чтобы их просто никто не трогал, чтобы у них было всё хорошо, и им за это ничего не было. И есть меньшинство, которое готово чем-то жертвовать для того, чтобы жизнь стала лучше. Концентрация таких людей на Майдане была максимально возможной. Это были люди светлые, бескорыстные, они жертвовали своим временем, своим бизнесом. Они жили на Майдане, там было холодно, сыро. Ночевали, где Бог пошлёт. Если дежурство было ночное, то дремали где-то возле бочки. А так ночевали в палатках, и в захваченных административных зданиях. Нас называют агрессивным меньшинством. Но это меньшинство всегда было основой в любом государстве. Даже в России. Там есть агрессивное меньшинство, которое говорит, что будут воевать хоть со всем миром, с Америкой, с Китаем, со всеми будем воевать, а первые, кого мы будем убивать – это украинцы. А большинство россиян говорит о том, что лучше бы они спокойно сидели, и их никто не трогал. А агрессивное меньшинство – нет. Так же и в Украине есть агрессивное меньшинство – это мы. Но мы агрессивные до тех пор, пока не победим. Победим – будем жить как поляки, чехи, там же нет войны. Но там победило агрессивное меньшинство.

Сергей говорит, не может быть и речи ни о каком примирении с Россией:

Революция не закончилась, национально-освободительная война продолжается. Обыватели говорят, что нужно перестать стрелять, нам нужно, чтобы не было войны. Они не понимают, что эта война не закончится, пока мы не победим, и не построим европейского типа государство  После капитуляции война не заканчивается. После капитуляции всегда происходит так, что победители уничтожают побеждённых. Сюда зайдёт российская или же пророссийская власть, и они будут уничтожать нас. Война будет продолжаться. В каком-то другом режиме, но всё равно кто-то будет кого-то убивать, сажать в тюрьмы, это неизбежно. Вот эти люди, которые хотят мира, которые так устали от войны, они же живут в семьях. И в этих семьях есть как те, кто и на той стороне воевал, а есть и те, кто на нашей стороне воевал. То есть, они хотят мира, но кто-то придет, и будет убивать их сыновей, того, кто был на нашей стороне. Потому что так всегда происходит. Ещё ни разу в истории не было такого, чтобы победители не убивали побеждённых. Это называется репрессии. Поэтому, те, кто думает, что мы сдадимся, и война закончится, они очень сильно ошибаются.

Шестая годовщина массовых расстрелов на Майдане

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector